путешествие
текст и фото: Евгений Дунаев

Чудесная страна Сейшелы

Чудесная страна Сейшелы
Чудесная страна Сейшелы

Недавно гостила в чудесной стране.
Там плещутся рифы в янтарной волне,
В тенистых садах там застыли века
И цвета фламинго плывут облака


Строки этой известной песни Алексея Понизовского и Евгения Хавтана, исполненной Жанной Агузаровой в 1987 году, как нельзя лучше характеризуют впечатление от моей поездки на Сейшелы прошлой осенью и вполне могли бы стать эпиграфом всего путешествия.

Семья моих давних друзей, которые взяли меня с собой, целенаправленно отказалась от жизни в отеле и наняла катамаран. Его экипаж состоял всего из капитана и повара. И это оказалось заметно дешевле и интересней, чем обитание в комфортабельных номерах с выходом в бассейн (стоимость сейшельских отелей на двоих начинается с 90 000 руб­лей за 10 дней). Наша группа включала восемь человек, из них половина детей разного возраста (до 5 до 17 лет).вид-с-палубы-катамарана-на-марину20221029_143015.jpg
Утро обычно начиналось купанием в море. За это время повар уже успевал приготовить завтрак. Принимали пищу на палубе за столом. А потом отправлялись на следующий остров, иногда останавливаясь по пути для обследования рифов
Жизнь на катамаране
Конечно, жизнь на катамаране — на любителя, но что может сравниться с ночевкой на палубе под тихий шелест плещущихся волн, утренним купанием около соседнего рифа, рыбалкой прямо во время движения судна, посещением нескольких островов с невероятной тропической растительностью и животным миром, ужином на закате и одновременным разглядыванием сопутствующих нас рыб-­прилипал! Звучит как сказка для любого россиянина, который вырвался из обыденной жизни в совсем другой мир, представляемый лишь по картинкам в Интернете. Пожалуй, так оно и было.

Самое первое впечатление от марины (специально оборудованной лагуны для стоянки маломерных судов) — чистота. Я ожидал много вони от вываленных с яхт отбросов, а также чаек, дерущихся за них и постоянно орущих. Ничего подобного. Все на удивление аккуратно и приятно. На берегу — отлично развитая инфраструктура с магазинами, кафешками, обменными пунктами. Но мы мало провели здесь времени и сразу отправились в плавание.вечер-на-маэ20221029_174403.jpg
145 миллионов лет Сейшелы были изолированы от материков. Когда они откололись от древнего материка Гондваны, то блуждали как неприкаянные между Индией и Мадагаскаром. В конце мелового периода даже подползли близко к Индии, но уползли обратно. Именно поэтому на островах много эндемичных видов животных и растений, которые больше нигде не встречаются
Немного истории
Сейшелы — это группа из 115 островов, и только 33 из них обитаемы. Внутренние острова (Маэ, Силуэт, Праслен, Ла-­Диг) — гранитные (состоят из серого порфиритового гранита, а на юге — из розового), с тропическими лесами из панданусов, древовидных папоротников и различных пальм. На побережье обилие интродуцированных со всего мира цветущих растений. Это как невероятно благоухающий ботанический сад со свободным входом, где даже частные острова обладают пляжной зоной всеобщего посещения.

Внешние острова — рифовые. Они слагаются из известняков, которые легко пропускают воду, поэтому там достаточно сухо и развивается уникальная ксероморфная (засухоустойчивая) растительность.

Открыты Сейшельские острова были португальцами в 1505 г. До этого туда заплывали арабские мореплаватели, а позднее — только пираты. Потом острова захватили французы и назвали их в честь одного из своих губернаторов, а затем дали имя своего министра финансов — Жана Моро де Сешеля. Французы выращивали здесь корицу, ваниль да гвоздику и «промышляли рабами».

Потом острова были отвоеваны англичанами. Они инициировали туда миграцию индийцев, которые работали на кокосовых плантациях. Когда британцы объединили свою колонию Маврикий с Сейшелами, последние заполонили китайцы, а затем арабы. Настоящее переселение народов! И сейчас на островах живут их мулаты (потомки родителей европеоидных и негроидных рас). Великобритания отстояла право на несколько экономически значимых островов, а в 1976 г. предоставила Сейшелам независимость.собачка_DSC6622собачка.jpg
Первый выход на сушу
В первый день переход по морю был небольшой. Мы обогнули основной остров Сейшел (Маэ), откуда традиционно и начинаются все морские прогулки, и встали в уютной бухте Бо Валлон.

Побережье Маэ просто насыщенно культурной растительностью. Прогулка между домов напоминает хождение по тропической оранжерее: жарко, влажно, и за каждым поворотом тропинки ахаешь от неожиданных встреч с цветущими растениями. Лианы стали настоящими модельерами для деревьев, создавая им модерновые одеяния типа балахона Аллы Пугачевой.

Часть растений жители острова выращивают специально, а вот красивая вечнозеленая лиана крупноцветковая Тунбергия считается занесенной из Индокитая. Тот случай, когда чужеродный пришелец стал достойным членом растительного сообщества острова.

Гибискус китайский часто называют китайской розой (кстати, к розам отношения не имеет). У нас его выращивают на подоконниках в горшках. Видеть эти цветы в открытом грунте неожиданно и приятно. Это растение стало, кстати, символом Малайзии — его изображение попало на монеты и купюры этой страны.

Обильно цветущий кустарник Алламанда слабительная содержит млечный сок, который может вызвать раздражение кожи и глаз. Так что рвать многие цветы на острове не стоит не только по этическим соображениям.хлеб-дерево20221029_164230.jpg
Привезти хлебное дерево
На Сейшельских островах легко увидеть настоящее хлебное дерево. Его история началась в Новой Гвинее, откуда полинезийцы завезли растение на многие океанические острова. После голода на Ямайке в конце XVIII века хлебное дерево решили разводить в качестве калорийной пищи для рабов на плантациях. Только одно дерево приносит до 700 плодов в год и плодоносит 9 месяцев в году в течение 60–70 лет.хлеб-дерево20221101_090855.jpg

Приобретение саженцев поручили капитану трехмачтового торгового корабля «Баунти» (ничего не напоминает название?) Уильяму Блаю и отправили его на Таити. По мнению некоторых исследователей, саженцам нужен был хороший полив. И капитан использовал для этого пресную (питьевую) воду в ущерб членам команды, что переполнило чашу их терпения. Помощник капитана Кристиан Флетчер спровоцировал заговор и захватил власть на судне. Саженцы не доехали до назначения — их просто выбросили за борт. Мятежники оклеветали своего капитана, обвинив его в неудаче экспедиции и потере судна, которое сами же и сожгли. Справедливость со временем восторжествовала, и капитан Блай вновь отправился за саженцами хлебного дерева в 1792 г. Он смог привезти-таки 700 экземпляров на остров Сент-­Винсент и на Ямайку. Эта интересная история, кстати, была несколько раз экранизирована.
Опыляется хлебное дерево (кем бы вы думали?)… крыланами (летучими лисицами). Их силуэты периодически появляются на закатном небе, напоминая распахнутый плащ небольшого вампирчика. Мякоть созревших соплодий пекут, варят, сушат, засахаривают, едят сырой, делают своеобразные блинчики

Полинезийцы острова Самоа придумали оригинальный способ консервации плодов хлебного дерева. Их чистят, режут, заворачивают в листья банана и зарывают в землю. Плоды перебраживают, превращаясь в тесто, но не гниют, оставаясь съедобными на протяжении нескольких лет. Эту массу затем жарят на кокосовом масле и употребляют в пищу.
Наглые майны
Спутников голубей и воробьев на островах (хотя те там тоже есть) во многом выполняют майны — совершенно наглые скворцы с «накрашенными веками» (желтой овальной полоской вокруг глаз). Они с успехом воруют фрукты прямо из тарелок отдыхающих в местных кафешках, активно питаются пищевыми отбросами людей, уничтожают урожаи ягод и фруктов в садах, вытесняют местные виды птиц в более дикие места. За год майна съедает до 150 000 насекомых, среди которых есть и вредители. В 1772 г. ее даже специально завезли из Индии на Маврикий, уничтожила там красную саранчу, поражающую плантации сахарного тростника.. Пожалуй, это один из первых случаев успешной интродукции вида для биологической борьбы с вредителями. 

Майна хорошо приручается и способна даже «говорить» — воспроизводить слова и фрагменты речи человека. Вот такой необычный сосед постоянно шныряет по улицам сейшельских поселков. Однажды я видел, как майна налету ловила сцинковую ящерицу на вертикальной стене каменного забора. Зрелище не для слабонервных. Направления движения оба животных меняли за считанные доли секунды.афалины_DSC6328афалины.jpg
Ужин морской ставридой
Можно долго рассказывать об удивительных растениях и животных острова, но… наступает вечер, и пора отправляться на катамаран ужинать. На острове зажигаются огни, звучит музыка и начинается веселье на соседних катамаранах, стоящих на якоре в бухте, а у нас вкусная трапеза с синеперым каран­ксом — морской ставридой, которую выловили местные рыбаки. Эта рыба является популярным объектом спортивной рыбалки во многих океанических странах. При всей моей нелюбви к рыбе я решил попробовать и не пожалел. Блюдо оказалось великолепно приготовлено, очень вкусное и без мелких костей. Правда, крупных особей в качестве пищевого объекта, как правило, не ловят, потому что в них скапливается много ядовитых веществ и человек может заболеть сигуатерой (возникает рвота и светобоязнь, немеют язык и губы, состояние озноба сменяется жаром, известны и смертельные случаи).Праслен20221101_171504.jpg
Ненапрасный Праслен
Следующая сухопутная вылазка предполагалась на острове Праслен. От Маэ до Праслена предстоял переход в несколько часов по волнам. Для меня, как человека, впервые попавшего на катамаран, передвигаться по палубе во время такого перехода было необычным испытанием (качка ощутимая). Перебраться с одного борта на другой можно, лишь держась за поручни, благо их расположение на катамаране продумано до мелочей. При этом мне удавалось не только достаточно спокойно выстоять на палубе, но еще и заниматься фотоохотой.

Нас сопровождали любопытные дельфины и летающие рыбки, несколько видов крачек и совершенно непривычные глазу белохвостые фаэтоны. Они удивляют двумя длинными хвостовыми перьями-­лентами, которые равны по длине телу этой птицы. Размах их крыльев — почти метр. Питание фаэтонов не менее оригинально: летучие рыбы и летучие кальмары, причем у Сейшельских островов преобладают рыбы, в том числе плавающие у поверхности воды, хотя нырять фаэтоны могут на глубину до 20 м. Любопытно, что в кладке этих птиц всего одно яйцо.
Праслен мы посетили дважды, с разных сторон. И это тот остров, который поражает своим биологическим разнообразием. Неожиданные встречи начинаются сразу на пляже. Приморские скалы, опускающиеся в море, оккупировали тонкопанцирные скальные крабы и рыбы-­собачки. Крабы, кстати, вполне съедобны, их едят сырыми, солеными и ферментированными
Терминалия — мечта аквариумистов
По берегу растет терминалия — необычное дерево с мутовчатым расположением основных ветвей. Это дерево иногда называют пляжным миндалем в связи со сходством плодов с миндальными. Терминалию можно назвать мечтой аквариумистов: всего пара листьев уничтожает всю патогенную микрофлору аквариума, и рыбки не болеют бактериальными инфекциями.
На ветвях терминалии растянул свою сеть один из крупнейших пауков мира — нефила. Паутина этих громил настолько прочная, что из нее делали ткани. Из такого материала были перчатки Жозефины де Богарне (первой супруги Наполеона) и панталоны одного из Людовиков. Сейчас одна японская фирма решила воссоздать химическим способом структуру паутины нефил для изготовления высокопрочных курток.

Забавно, что самцы нефил более чем в десять раз мельче самок. В паутине иногда рядом с одной самкой располагаются несколько самцов и мелких пауков-­нахлебников (симфилов) совсем других видов, которые воруют остатки пищи на хозяйской паутине.гибискус20221029_163841.jpg
Панданусо-­пальмовый лес
Совершенно уникальное место на Праслине — заповедный панданусо-­пальмовый лес. Кольцевые маршруты блуждают в тени между невероятно высокими пальмами, где человек кажется карликом. Ощущение, что ты находишься в какой-­то немыслимой сказке с обилием птиц, издающих странные звуки. По упавшим бревнам шныряют сцинковые ящерицы, а по вертикальным стволам и стенам визит-­центра заповедника носятся изумрудные дневные гекконы, или фелсумы (ящерицы). Но главной достопримечательностью заповедника и всей страны, конечно, является знаменитая сейшельская пальма, растущая в заповеднике. Она знаменита своими грандиозными плодами, которые обладают оригинальной формой и достигают массы до 20 кг. Легенда гласит, что именно он был запретным плодом Адама и Евы.плод-сейшельской-пальмы20221101_115101.jpg
И вкусно, и опасно
Ужин на катамаране ознаменовался новым блюдом — зеленым априоном, рыбой из семейства луциановых. Этот вид активно вылавливают туристы на рыбалке с яхт, но надо помнить, что потреблять в пищу крупных рыб опасно из-­за возможного заболевания сигуатерой.

Справедливости ради надо признаться, что наш шеф-­повар готовил каждый день разные и очень вкусные блюда, хотя экзотичность рыбьих кушаний запоминается надолго. До сих пор «слюнки текут» от воспоминаний вкуса тушеного групера в островатом соусе из маракуйи.белая-крачка_DSC7132белая-крачка.jpg
Курьезы острова Курьез
Если под курьезом понимать редкостные и странные объекты, то остров ими изобилует. И это курьезы биологического характера. Один из них — гигантские черепахи острова Альдабра. Их название отразилось в научном (латинском) наименовании — Aldabrachelys gigantea, несмотря на то, что живут они на нескольких Сейшельских островах. Дело в том, что с Альдабра их специально расселили в другие места обитания. Так они попали и на Курьез, а исходное название сохранилось.

По многим показателям гигантские черепахи Альдабра являются рекордсменами: доживают до 200 лет, а панцирь имеют чуть больше 1 м в длину. Когда на острове стали строить военно-­воздушную базу, туда завезли коз для обеспечения питания сотрудников. Мало того, что козы стали растительноядными конкурентами черепах, они копытами разбивали панцири молодых черепашат и лакомились их сочными внутренностями при дефиците пресной воды на острове. От коз в итоге решили избавиться.гигантская-черепаха-сейшельская20221031_091020.jpg
На острове Курьез туристам демонстрируют сразу четыре вида гигантских черепах. Их можно кормить и гладить, и это невероятное удовольствие как для детей, так и для взрослых. Только кататься на них нельзя, хотя, если честно, такое желание возникает
Мангровое сообщество
От черепахового «зоопарка», где эти гиганты живут на вольном выпасе, начинается тропинка-­настил в затопляемый мангровый лес. Мангры — это особое и чрезвычайно необычное сообщество, невысокие вечнозеленые лиственные леса, растущие на периодически заливаемых морской водой берегах в устьях рек. Почвы мангр илистые, практически не содержат кислорода, поэтому у мангровых растений часто развиваются воздушные корни (вертикальные, торчащие из земли пневматофоры, или корни, коленчато стелющиеся по поверхности).

Ходульные корни ризофоры (Rhizophora mucronata) обеспечивают прочность закрепления на зыбком грунте. Воздух попадает в них через чечевички, которые закрываются под водой во время прилива, и «накапливается» в особой ткани с воздушными полостями — аэренхиме. Воздушные корни соседних деревьев могут переплетаться, часто делая мангровые леса труднопроходимыми.

Высота пневматофоров некоторых мангровых деревьев может достигать 3 м, а одно дерево авиценнии имеет до 10 000 пневматофор.нефила_DSC6436.jpg
Приспособление к жаре и соли
Все растения мангров — галофиты (солеустойчивые), избыток солей они выводят в виде кристаллов через специальные железы. От перегрева листья спасаются сохранением воды (суккулентность), толстым эпидермисом, восковым налетом сверху и густым слоем волосков снизу. Особые вещества (бетаин, пролин и манит) позволяют им сохранять необходимый уровень осмотического давления для нормального функционирования ферментов в условиях экстремального засоления.

Мангровым деревьям свой­ственна вивипария — прорастание семян, не отделившихся от дерева. Корень появляется внутри плода прямо на дереве! Вы только вдумайтесь: плоды прорастают прямо на самом дереве, а не так, как мы к этому привыкли, — в земле. Сеянец может укореняться при падении, но иногда, упав, он плавает месяц, прежде чем заякорится в грунт.
Илистые прыгуны
В манграх живут не только удивительные растения, но и встречаются совершенно неожиданные животные. Одни из них — сухопутные рыбы! Их называют илистыми прыгунами, и они действительно способны 90% своей жизни проводить на воздухе, выдерживая жару до 37 °C. По илу они передвигаются прыжками, которые делают с помощью изгибов хвоста, и ползают, используя грудные плавники. Так они могут забираться даже на наклонные стволы де­ревьев. Прыгуны способны преодолевать расстояние 60 см за раз.

Живя на суше, они сохраняют в крупных жаберных камерах воду, с помощью которой и дышат. Могут осуществлять газообмен также через слизистую оболочку рта и кожи.

В брачный период самец роет нору в иле и привлекает туда самку разными «танцевальными» движениями тела. После откладки яиц самка покидает норку, а самец остается охранять кладку, играя роль заботливой матери. Вот такие курьезы можно увидеть на острове Курьез.бюльбюль_DSC6976бюльбюль.jpg
Ночь на катамаране незабываема
Каждый из нас выбрал себе для ночевки на катамаране наиболее привлекательные места. Большинство взрослых спали в узких, но комфортабельных каютах, где почти всю площадь помещения занимает кровать. Там же есть пара небольших шкафов и отдельная дверь в душевую комнату с умывальником и туалетом. Кто-­то из детей спал на сети, похожей на рыболовную, которая была натянута между бортами прямо над водой. Я избрал палубу, где было достаточно места на диванах под навесом, и каждую ночь наблюдал за невероятно звездным небом.
Увлекательный рифовый
Погружения к рифам — особое мероприятие. У меня всегда был страх перед водой как перед стихией (после того как меня покрутило когда-­то в шторм, как в стиральной машине, на Японском море), поэтому я погружался редко и неохотно. Но вот мои друзья делали это часто и с огромным удовольствием, возвращаясь на палубу счастливыми от увиденного. Потом мы с нескрываемым интересом определяли встреченных под водой обитателей по атласам. Познание морских существ — это как увлекательный квест: найди того, кого видел под водой. При этом ты осознаешь, что на расстоянии вытянутой руки от тебя находятся рыбы, которых ты видел только в крупных морских аквариумах. Мурены и рыбы-­клоуны, различные акулы и рыбы-­бабочки, кораллы и морские черепахи, морские ежи и звезды… Ох, как же это круто!фуди_DSC7073фуди.jpg
Загадочный остров Ла-­Диг
Еще одной точкой нашего путешествия был остров Ла-­Диг с одним из самых маленьких заповедников мира — Вев, он расположен всего на 21 га и проходится по диагонали за 15 минут. Но я блуждал там несколько часов, чтобы увидеть райскую мухоловку, для сохранения которой заповедник и был создан в 1982 г. Встретил ее по иронии судьбы, лишь когда собрался уходить из парка.

Название охраняемого леса переводится как «вдовушки», так, учитывая биологическую терминологию, иногда называют райских мухоловок (в действительности биологи таким именем нарекли совсем других птиц).

Самцы райской мухоловки имеют длинный хвост, синее оперение, черную голову и голубой клюв. Впервые вид был обнаружен на Праслене в 1860 г., но, в связи с вырубкой лесов, почти нигде не сохранился, кроме этого заповедника.

Вообще этот кусочек леса с высокими деревьями, обладающими оригинальными опорными досковидными корнями, стал пристанищем множества других редких птиц, о которых можно рассказывать до бесконечности.ваниль_DSC7069ваниль.jpg
Ванильная лиана
По стволам деревьев заповедника поднимается орхидея-­лиана, имеющая всем известное название — ваниль. Да-­да, ваниль — это орхидея! Она культивируется как пряность во многих странах мира. Кстати, знаете, как готовят ваниль к употреблению? Собирают незрелые стручки, погружают их на 20 секунд почти в кипяток, а потом на неделю оставляют при температуре 60 °C, затем несколько месяцев сушат на открытом воздухе в тени.

Вот такая получилась необычная и познавательная поездка. Надеюсь, что и вам было в ней интересно, хотя и виртуально.

путешествие