обсудим вместе
текст и фото: Алексей Демидович

Надежда на хорошее

Надежда на хорошее
Надежда на хорошее
Недавно случилось со мной престраннейшее происшествие. Давно такого не было. Даже правильней сказать давно не было таких ощущений. Всего лишь случай на охоте без каких-либо глобальных материальных и физических сдвигов. Просто случай, изменивший, как теперь понимаю, многое. Попробую описать все в деталях: и действо, и эмоции

Охотились мы на границе Калужской и Смоленской областей на селезня с подсадной. Приехали заранее, встретились с принимающим нас товарищем, зашли в контору, все честь по чести, оформили путевки, указали места охоты. Приятно удивились стоимости путевок, которые в родной области порой в 10 раз дороже. В общем, все хорошо. Все по порядку, все по закону.
На природу
В один из дней, отсидев с 4 часов утрянку, выспавшись до 11, решили не киснуть днем дома. Погода отличная, солнышко, природа просыпается. «Давайте возьмем шашлык, котелки, чашки и пойдем в лес к месту охоты, посидим лучше у костерка, попьем чая, кофе, полюбуемся природой. Мы ж за этим и приехали. Дома еще насидимся.» Сказано — сделано. Загрузили маскировочную сеть, стульчики, подсадную и весь мангально-­походный скарб в машину и поехали на излучину реки. Там, по слухам, всегда здешние жители охотятся — место шикарное.
DSC00959.JPG
Приезжаем
Никого нет. Место не занято. Разложили все для мангала, оградили кострище камнями, развели огонь и пошли налаживать скрадок заранее, чтоб потом, к вечеру, просто сесть в него и не заниматься обустройством в спешке. Место на излучине и очень хорошее. Тут прямо сам Бог велел поставить шалаш. Все сделали, замаскировали сетью скрадок, походили вокруг, поломали мешающие веточки, расставили стульчики, поприкидывали, как удобнее стрелять и куда, не мешая друг другу. Одним словом, молодцы и красавчики, все сделали по уму, заранее и наверняка. Даже пару чучел расположили в лужице красиво. Все. Остается только выпустить подсадную и сесть с ружьем в ожидании.
Созерцать
Обустроив место охоты, вернулись к костру. Как раз угли поспели. Пожарили шашлык. Съели. А на природе ох как вкусно это дело! Все располагает. Но нет. Мне за рулем ехать из угодий, друзья из солидарности тоже не стали. Поставили котелок. Сидим на пригорке, пьем, кто чай, кто кофе, болтаем тихо, наблюдаем. Лягушки проснулись после зимы и потянулись из реки в лес. Дятел завел свою «трель-­дрель». Вот бобер проплыл вдали и хлопнул хвостом, селезень просвистел над речкой. Чибис на поле пищит вдали. Где-­то за холмом булькают тетери… Красота! Когда идешь и спешишь, вокруг лишь сухая трава и ветки, и все это не видно будто. Но мы сейчас просто созерцаем. Нет шума и городской нервотрепки, нет недоговоренных проблем, нет даже алкоголя в крови — чистое созерцание. Так час идет за часом. И тут почти одновременно переглянулись и поняли: «Мужики, как хорошо-­то на самом деле вот так просто сидеть и смотреть! Какая прелесть в просыпающейся природе! Это же просто чистый незамутненный восторг — вот так тихо наблюдать за пробуждением родной природы!»
_MG_6478.JPG
На весенней охоте всего несколько дней, а дел обычно много. Утром зорька, днем отдых, потом скрадки строить, куда-­то ехать, готовиться к вечерке, домой уже ночью, пара часов на сон. Все бегом, все по темноте… Времени на тихое созерцание почти и не остается
Нежданно
В благостном состоянии, с улыбками на лице, сидим вот так. Близится вечер. Пора. «Идите, охотьтесь вдвоем, а я тут посижу, — говорит наш принимающий товарищ. — Вам вдвоем удобней, а я помедитирую еще тут. У меня еще будет время поохотиться».

Мы все улыбаемся друг другу. И в этот момент из леса, разматывая грязь по колее, вылетает видавшая виды «Нива» с надутой лодкой на крыше. Проезжает мимо нас и уходит в сторону овражка с нашим скрадком. Из «Нивы» вылезают мужички в камуфляже с ружьями, снимают лодку с крыши и, весело гогоча, укатываются к разливу. Спустились к реке, и их не видно. Е‑мое… Это их место, явно насиженное. Ровно туда и пошли.
Все. Охота испорчена. Сейчас начнется: «Вы кто такие? Откуда? Идите лесом, это наше место». Или, что хуже, начнут палить по нашим чучелам. Или шалаш раскидают. Что же делать? Товарищ говорит: «Идите, конечно, к скрадку, но не ругайтесь, не спорьте. Под ночь, да незнакомые люди с оружием, да навеселе, да местные. От греха подальше, если что, ретируйтесь, не вступая в ругань».

С грустным настроем, ожидая неприятной ситуации и уже испорченной охоты, мы спускаемся к разливу. По следам видно, что мужики дошли до скрадка и, не заходя, повернули и ушли выше по течению. Ну хоть на том спасибо.
P5070112.JPG
Подозрительно
Садимся в скрадок, и хоть все в порядке, но все равно настроение уже не то. Мужиков слышно, они в метрах 300 от нас на соседнем разливе, чего-­то часто гогочут и что-­то громко обсуждают. Я уже знаю, сейчас появится на горизонте лодочка и начнут они ставить сеть… Так всегда бывает. Но лодочка не появляется. Ну не может такого быть, чтоб перли на руках лодку и не будут сетку ставить? Значит выше по течению браконьерят. Вскоре начинается лет утки. Селезни уже многие с утками и садиться, особенно к нашей молчунье, не очень-­то желают. Мы маним, и мужики манят. Селезни летают над противоположным берегом и над головами. Но влет весной нельзя. Да и не достанешь под тем берегом, если что. Селезни пролетают над скрадком с нашими оппонентами один за другим. Я каждый раз жду пьяной канонады от трех ружей «по всему живому», но никто не стреляет. Не стреляем и мы. Создается впечатление, что все вокруг такие правильные охотники, что уж куда деваться! Странно это все, как-­то непривычно…
_MG_6484.JPG
Трофей
В итоге вечерки уже в темноте бью красиво и чисто одного селезня, и он остается на воде метрах в семи от берега. Зацепился за веточку и лежит в реке напротив шалаша, на течении. У нас есть палка с веревкой и «кошкой». Мы ж подготовленные! Но зайти в воду далеко, сапог не хватает, и нашей палке-­доставалке не хватает примерно метра. Ну как обидно-­то! Один трофей охоты — и вот он, чисто битый, красивый селезень, лежит перед носом, а достать не можем. Его вот-­вот унесет под бобровый завал вниз по течению. Уже за полночь. Темно.
DSC08814.JPG
Лодка
Меж тем мужики на соседнем плесе явно засобирались домой. Идут через кусты и поля, светят фонариками, смеются. Поравнялись с нами. Выхожу, здороваюсь:
— Мужики, у вас вроде лодка была, не одолжите на пять минут — птицу достать. Вон лежит, а никак не получается дотянуться.
Мужики прищурились, улыбнулись:
— Лодку, говоришь, ну бери, доставай.
Как-­то подозрительно быстро дали… И уговаривают вслед:
— Да вы ружья-­то бросьте тут, а то еще утопите с лодки-­то.
Нет уж! Нас не проведешь. Оружие с собой. Спускаясь к реке, слышу за спиной шепот:
— Давай скорей, пока он с лодкой возиться будет, мы тут все успеем.
А что именно сделать, я не расслышал, но напрягся. Скатились к воде. Товарищ светит фонариком, я быстро плыву за селезнем, достаю, и мы вылезаем обратно на берег. С нехорошим предчувствием подходим к согнувшимся в темноте охотникам. Чувствую, что-­то не так. Явно что-­то задумали. И тут неожиданно вспыхивает яркий свет походного фонаря и перед глазами открывается картина: белая кружевная скатерть, на ней банка с квашеной капустой, тарелка с солеными огурцами, на досочке порезанное сало, черный хлеб и запотевший пузырек домашнего самогона.
Бывает и так
— Удивили? — спрашивают мужики улыбаясь.
Я стою, открыв рот, моргаю и не понимаю, что происходит:
— Удивили — не то слово. Это что вообще?
— А у нас вот такая опция — праздник быстрого развертывания! Видали как? Меньше минуты — и стол готов! Присаживайтесь к нам! — и улыбаются, глядя в глаза, подозрительно искренне улыбаются.
Я озираюсь по сторонам, сжимая ружье:
— Мужики, вот ваша лодка, я все принес обратно, если что.
Мужики все так и улыбаются. Мы присаживаемся. Оказывается, у одного из них, Михалыча, сегодня день рождения:
— Вот решили отметить и вас приглашаем!
Мы переглядываемся и не понимаем, как себя вести… Ночь, незнакомые люди с ружьями приглашают поужинать в лесу. Я, наконец, соображаю, что мы с пустыми руками к столу садимся. Вот где подвох! Нет, думаю, так нельзя — и дарю селезня имениннику:
— Без твоей лодки я б его не достал, так что все по-­честному. Трофей твой. Тем более с днем рождения!
Теперь мужики удивились:
— Единственный трофей, да такой селезень крупный, не чир какой-­то, и ты его даришь?
— Дарю. Все по-­честному же.
Мужики заржали, стали хлопать по плечам:
— Садись, угощайся… Спасибо за селезня. От души. А мы видим, вы не стреляли летящих?
— Так нельзя, да под тем берегом же, не достанем, вот и не стреляли. А вам самим лодка-­то зачем?
— Как зачем, вот уток доставать, если упадет далеко. Вот тебе же пригодилась.
DSC04804.JPG
Как плотно мы живем в мире стереотипов. Все что часто случалось, формирует привычку. Привычка формирует мировоззрение. Мировоззрение определяет поведение. Так и живем… Как же полезно бывает порой выбраться из этого привычного порядка
Хорошо
И тут ко мне пришло осознание. А нет никакого подвоха! Это я его жду, а его нет и не было. Вот так резко в один миг вдруг понял. За 250 км от дома, под ночным небом, где-­то в овраге между разливом и лесом, просто на сухой прошлогодней траве в один миг понял… Мы смеялись, сидя на коленках вокруг столика с кружевной скатертью, пробовали домашние соленья, подтрунивали друг над другом, как старинные друзья… Поздравляли именинника, обсуждали лет, молчаливых подсадных, севший фонарик…что вальдшнеп уже полетел, а охота на него еще закрыта, что патроны дорогие и что дороги разбиты, что клещей стало больше, а зайца меньше… Пожали руки, были приглашены в гости. Напоследок приятели узнали, кто мы, откуда и к кому приехали. Пожелали удачи и разъехались в ночь по домам. Мы улыбались и молчали, выезжая из угодий, медленно меся колесами калужский суглинок с пожухлой травой… Выехав на трассу, машина набрала скорость, и суглинок стал вылетать из протектора, стуча по колесным аркам… Мы улыбались и молчали. Мне было хорошо.
Что случилось
Будучи дома, я еще пару дней не мог понять и осознать в полном объеме, что же произошло той ночью и что произошло со мной после. Я ходил и улыбался, как будто что-­то незаметное поменялось в мире. Вспоминая с улыбкой весь комплекс моих подозрений и опасений, понял, что мы так привыкли к плохому, что стало почти невозможно представить что-­то хорошее и доброе, что случается просто так, не почему-­то, не для чего-­то… Это воспринимается как чудо! Мы отвыкли от искреннего честного взгляда в глаза незнакомого человека. Отвыкли от того, что кто-­то может честно желать тебе добра и удачи. От того, что сначала приглашают к столу, а потом спрашивают, кто ты и откуда. От того, что можно быть счастливым не потому, что тебе что-­то прибыло или не дал что-­то отжать у себя, а просто так! От того, что охотиться люди могут по правилам и по этикету, писаному и неписаному. Ведь не в скатерти, капусте, самогоне и селезне дело. Это все не об этом. Это о людях. О нас!
DSC08803.JPG
Ведь это нормально!
Ведь именно так и должно быть. Ведь так и было когда то. Человек с ружьем встречал другого человека с ружьем в лесу, и оба были рады, делились знаниями, настроением. Уважали друг друга. Да и просто человек встречал человека, и люди улыбались друг другу. И это все внутри нас всех есть. Никуда оно не делось. Я знаю и верю. Если хотите, верю в свет внутри нас. Да, окружающий мир делает жестче, подозрительней, недоверчивей и приучает во всем и всегда ждать подвоха. Жизнь приучила, что чаще всего бывает именно так: пьяная пальба во все, что движется, сетка в нерест, битые бутылки на берегу, и «пошли все на х… вы кто такие?» Да, я привык, что годами и десятилетиями именно так и случается. Но простые калужские охотники одним махом перевернули мое сознание. Я вдруг вспомнил и осознал, что внутри каждого из нас есть доброта, честность и открытость. Во мне возродилась надежда. Я не идеализирую, не жду этого, конечно, от всех и часто. Так не будет… Но очень хочется, чтобы так было почаще. Так мы все станем лучше, да и все вокруг станет лучше.
DSC08594.JPG
Походный вариант шашлыка. Любое мясо или курица небольшими кусочками, лук, соль, специи по вкусу. Все это в 5-литровую баклажку от воды. Узкое горлышко как раз «калибрует» кусочки. Закрыл — все герметично. Пока донес — промариновалось. Ножом срезал верх — насаживать удобно. Носить легко, мыть ничего не нужно. Главное — бутылку в лесу не оставлять
P. S.
Хотел написать деревня N района M… А потом подумал, да какого лешего? Деревня Ивановское, Калужская область, Износковский район. Спасибо вам, мужики! Имен не запомнил. Добра вам! И всем нам удачи!

обсудим вместе