заповедник
текст и фото: Иван Смирнов

Зеленые холмы Африки

Зеленые холмы Африки
Зеленые холмы Африки
«Зеленые холмы Африки» — автобиографичная повесть Эрнеста Хемингуэя, вышедшая в 1935 году, правдиво и привлекательно рассказывает о сафари в Африке. Где находятся эти зеленые холмы?

Типичные африканские пейзажи, описанные Хемингуэем, могут располагаться в Танзании или Кении, но знакомые элементы найдут и те, кто путешествует по югу Африки в ЮАР или Намибии. Так или иначе, эта повесть манит на Черный континент не одно поколение путешественников в поисках своих «зеленых холмов». Не стала исключением и наша команда, проехавшая за 2 недели несколько тысяч километров по Кении с целью посетить 5 национальных парков.
2022-07-13-19-12-51-747.jpg
Увидеть великую миграцию
Мы лелеяли надежду своими глазами увидеть «великую миграцию» — одно из самых поражающих и зверских (во всех смыслах слова) зрелищ на земле, когда около 2 миллионов газелей Томсона, зебр и антилоп гну, избегая засухи, в поисках пищи и пастбищ мигрируют из Национального парка «Серенгети» в Танзании в Национальный парк «Масаи-­Мара» в Кении, а за ними, рассчитывая на легкую охоту, идут хищники: гиены, львы, гепарды и леопарды.
2022-07-13-21-20-55-387.jpg
Западный Цаво
Нашей первой точкой стал Национальный парк «Западный Цаво». Кения встретила прохладой и хмурым небом. Сложно поверить, но в Якутии, где я был за пару дней до вылета в Кению, оказалось значительно теплее, чем в Найроби — столице Кении, куда мы прилетели. По дороге на юг к национальному парку постепенно становилось теплее, прежде всего из-­за спуска с высоты 1700 м (в Найроби) до 1000 м.
Долгую дорогу на экспедиционном джипе через сухую желтую, а местами охряно-­оранжевую саванну разнообразили огромные баобабы и крупные оранжевые термитники. Сафари началось, как только мы пересекли границу парка: еще по дороге к месту проживания удалось увидеть и, конечно же, сфотографировать слонов, жирафов, зебр и львов.
2022-07-18-14-07-41-497.jpg
«Если осторожно приблизиться к скале, где живут жиряки, то можно видеть, как эти забавные животные спокойно нежатся на солнце, расчесывая хорошенькой лапкой свою бороду, а около них шмыгают хищные мангусты и агамы, и, по-­видимому, все живут в добром согласии между собой. По своим нравам и движениям жиряки представляют среднее между носорогами и проворными грызунами».
Брэм. «Жизнь животных» 

Внук леопарда
Мы остановились в лодже Нгулия Сафари (Ngulia Safari). Лодж Нгулия Сафари, в котором мы ночевали две ночи в Западном Цаво, довольно известный в российских зоологических кругах: именно в этом месте останавливался проф. А. Г. Банников в 1976 г., оставивший воспоминания об этих местах в книге «Заповедными тропами зарубежных стран (Рассказы о природе)». Многие отмеченные им традиции сохранились до сих пор. Так, например, в первый же день по приезде, когда мы не успели даже разложить вещи, по коридору прошел сотрудник лоджа, стуча во все двери, с громкими криками «Леопард!». Не зная предысторию, можно было бы поддаться панике, но еще в книге 50-летней давности описано, что в этом лодже в 18:30 на кормежку приходит леопард и все его наблюдают и фотографируют. Сейчас приходит, наверное, внук того леопарда.
2022-07-13-19-16-46-141.jpg
Белобрюхие сторожа Килиманджаро
Парк «Цаво» назван в честь одноименной реки. Она берет начало на одной из вершин Килиманджаро и впадает в Индийский океан, обеспечивая водой второй по величине город Кении — Момбасу. Из Западного Цаво открывается отличный вид на гору Килиманджаро, где даже в самый разгар лета на западной вершине видно ледник. Здесь же расположено одно из самых длинных лавовых полей в мире, его протяженность составляет несколько сотен километров. Серые вулканические породы с редкими зелеными деревцами создают контраст в сравнении с желтыми и бурыми ландшафтами уже выгоревших к середине сухого сезона саванн, среди которых величаво возвышаются зонтичные деревья (Vachellia tortilis, ранее Acacia tortilis). Тут и там попадаются ящерицы агамы колонистов и птицы белобрюхие бананоеды (Crinifer leucogaster), очень забавно звучащие по-­английски — go-­away-­bird. Такое название дано за характерные крики «гвэй-­гвэй», разносящиеся по саванне и отпугивающие животных не только от охотников, но и от фотографов, которые хотят подобраться поближе, чтобы сделать красивый кадр.
2022-07-18-17-32-27-241.jpg
Лоджи — небольшие отели в национальных парках, которые предоставляют довольно высокий уровень комфорта, завтраки и ужины, иногда обеды или сухие пайки для сафари, длящихся весь день. Альтернативой лоджам служат кэмпы — палаточные лагеря, находящиеся на более отдаленных участках парков. Они тоже довольно комфортны. Палатки обычно имеют свой душ и туалет, но все же уступают по условиям проживания лоджам
Рыбалка разрешена только для крокодилов
В Западном Цаво есть небольшой пеший маршрут, на который мы ходили в сопровождении рейнджера с автоматом Калашникова («от львов»). На маршруте много предупреждений про крокодилов, и они действительно есть: приглядевшись, по берегам озера можно попробовать найти крокодилов, которые «изображают» деревяшку и камень. На маршруте у реки есть отличная точка обзора для исследования подводного мира: больше всего она напоминает аквариум наизнанку (зритель находится внутри, а рыбы в природном водоеме снаружи, и при этом есть возможность заглянуть в настоящее озеро). В небольшой камере, погруженной в воду, сделаны окошки, через которые видно рыб, похожих на теляпий. Предусмотрительный информационный стенд напоминает: «Рыбалка запрещена» (разрешена только для крокодилов).
2022-07-18-15-35-06-656.jpg
Восточный Цаво
После знакомства с Национальным парком «Западный Цаво» мы переехали в Восточный Цаво. Исходно это был единый парк — самый крупный и один из самых старых (1948 г.) в Кении. Ранее он занимал 4% территории страны и превышал по площади знаменитый «Масаи-­Мара» в 10 раз. Сейчас эти два парка разделяет автомобильная и железная дороги Найроби — Момбаса. При строительстве железной дороги в конце XIX века произошли трагические события, которые легли в основу фильма «Призрак и Тьма» (и еще два других на ту же тему, снятых ранее): при возведении моста через реку Цаво в результате нападения двух львов-­людоедов погибли 137 рабочих и британских военных. Строительство остановилось, пока львов не застрелили.
Восточный Цаво более равнинный, он на 300 м ниже той части Западного Цаво, где мы были. Тут жарче, меньше деревьев и больше открытых пространств. В отличие от истории 120-летней давности сейчас львов мало: только в первый день в Западном Цаво мы вечером встретили львицу, а проехав десятки километров по Восточному Цаво, львов так и не обнаружили.
2022-07-13-19-18-47-423.jpg
В наших северных широтах встреча и с одним-­то крупным млекопитающим на прогулке в лесу — это удача. Наверное, поэтому так популярны туры в африканские национальные парки, где в одно мгновенье можно увидеть тысячи травоядных и десятки хищников, знакомых нам по детским книжкам, программам «В мире животных» и романам Э. Хемингуэя
Нервные слоны
В Цаво в целом не очень высокая плотность животных: можно проехать 10 км и не встретить крупных млекопитающих (численность большая, но и площади впечатляют). Кроме того, животные довольно пугливые и редко подпускают близко. У гида и в литературных источниках разные объяснения этого явления. Со слов гида, охрана началась не так давно, и животные еще не перестали бояться человека. По информации из открытых источников, до сих пор 2/3 территории Восточного Цаво закрыты для посещения из-­за опасности встречи с сомалийскими браконьерами, пересекающими границу в поисках слоновой кости. В любом случае слоны крайне нервно реагируют на присутствие человека. Как сказал гид, они «очень недовольны»: слонихи часто изображают нападение, растопыривают уши, движутся на машину. При этом в Восточном Цаво из-­за открытости пространства кажется, что слонов много. Они идут по своим тропам между водоемами большими семьями и со множеством слонят.
На холмистых участках Цаво можно встретить даманов, а на лесистой территории часто попадаются бородавочники и иногда крупные пернатые хищники, например боевые орлы. Скорее всего, именно даманы (мы встречали дамана Брюса, Heterohyrax bruceii) часто упоминаются в Библии, только обычно переводятся как зайцы или горные мыши, но в церковнославянском их названии можно увидеть сходство с латинским: «и хирогрилли, языкъ не крепокъ, иже сотвориша въ каменiихъ домы своя» (Прит. 30:26).
«Существует мнение, что упоминающиеся в Библии «зайцы», обозначенные словом «шафан», на самом деле были даманами. Издалека они действительно напоминают крупных кроликов. Из иврита это слово перешло в язык финикийцев, которые, видимо, ошибочно приняли кроликов Иберийского полуострова за даманов, дав стране название… Остров даманов. Позднее от этого названия произошли латинское Hispania и современное — Испания».
2022-07-13-19-19-51-581.jpg
Национальный парк на фоне небоскребов
Ранее я писал, что один из старейших парков в Кении — это Цаво. Возникает вопрос, а какой же был самым первым? Оказалось, что это Национальный парк «Найроби» (Nairobi national park), начавший свою работу еще в 1946 г. в нескольких километрах от столицы. Такая близость к городу и небольшая площадь часто отталкивает путешественников, приехавших на настоящее сафари, — стоит ли тратить день на его посещение? Что интересного можно в нем увидеть? У нас было несколько часов после приезда из Цаво до вечера перед поездкой на север страны. Было понятно, что «погулять по городу» не получится (не самая лучшая идея из-­за соображений безопасности), поэтому мы заглянули в нацпарк и ни разу не пожалели: на относительно небольшой площади удалось встретить целый ряд интересных животных, и все это на фоне небоскребов и футурис­тической железной дороги, проходящей через парк, но при этом расположенной на высоких опорах так, чтобы не мешать животным переходить из одной части парка в другую. В Национальном парке «Найроби» удалось встретить и сфотографировать вблизи носорогов, а еще мы увидели львов, кану, марабу, шакалов, импал и газелей Гранта (конечно, мы всех их видели и в других парках, но здесь можно было подъехать совсем близко).
2022-07-13-19-09-02-950.jpg
Багажник краденных вещей
Из Найроби мы поехали на север в Самбуру, по дороге пересекли экватор и издалека наблюдали самую высокую гору страны и вторую после Килиманджаро по высоте вершину в Африке — гору Кению (высота ее пика достигает 5199 м).
По дороге из Найроби в Самбуру мы смогли ощутить острую необходимость не терять бдительность и тщательно следить за своими вещами. За проведенное ранее в Кении время единственной угрозой воровства в национальных парках были зеленые мартышки, которые иногда пытались утащить ланч из машины, и, видимо, поэтому мы расслабились. Мы остановились в кафе рядом с небольшим аэропортом у горы Кении: милые деревянные носороги, охраняемая парковка, шикарный магазин с сувенирами и подарками (с такими же высокими ценами — сумочка от 30 000 руб­лей). Уже после обеда, во время расчета, когда только-­только смогли объяснить, что уже оплатили напитки и не надо включать их снова в счет, вдруг увидели на парковке странное зрелище: толпа из 30 водителей, охранников и гидов била цепями четырех человек. Оказалось, что во время обеда нашу машину вскрыли и успели утащить рюкзак, но один из гидов, заметив это, поймал не только вора, но и всю шайку. Выяснилось, что ранее уже были случаи воровства в этом месте и что в машине, где были воры, уже полный багажник украденных вещей. Довольно быстро (минут за 10) приехала полиция и забрала всю группу. Если бы не гиды, большая часть нашей группы осталась бы не только без денег, но и без документов.
2022-07-18-15-32-49-128.jpg
«Для путешественника, который после многих месяцев скучного морского плавания высадится на Золотом берегу… одна часто встречающаяся там ящерица окажется в высшей степени поразительным и интересным животным. Точно так, как взор любителя птиц, который посещает в первый раз эту страну малоизвестного материка, бывает восхищен общественными гнездами ткачей в высоких вершинах кокосовых пальм, а слух его услаждается глухим воркованием голубей, населяющих изгороди кругом деревень, точно так же бывает он поражен при виде красноголовой агамы колонистов»
Брэм. «Жизнь животных»

Ткачи Самбуру
Ландшафт в Самбуру совсем другой: преобладают оранжевые краски, меньше зелени, а термитники поражают размерами и формами. Среди животного мира Самбуру жирафы и многочисленные зебры обращают на себя внимание своей грациозностью. В записи колонизаторов про агаму Брэм цитирует немецкого орнитолога Антона Райхенова, говорящего, что сложно представить африканский пейзаж без ткачей — птиц семейства ткачиковые, центр разнообразия которых приходится на Африку. Это действительно так, и редкая акация обходится без украшений в виде гнезд этих птиц.
2022-07-18-13-51-51-761.jpg
Маневры впустую
В первый же день мы наблюдали охоту львов на антилоп. Львица с двумя дочерями, не смущаясь десятка джипов с туристами, кралась к краю сухой реки, по которой шли антилопы. Молодые львицы торопились и суетились, а выражение морды их матери было красноречивее любых слов: «Зачем я их только взяла! Вот напасть на мою голову». В итоге 40 минут маневров и приготовлений прошли впустую. Одна из молодых львиц не смогла дождаться, когда антилопы подойдут достаточно близко, и бросилась к ним с высокого берега пересохшей реки. Забег выиграли антилопы: они стремительно разбежались в разные стороны. А львицы зря потратили силы, дав «добыче» слишком большую фору на старте, — «за двумя антилопами погонишься, ни одной не поймаешь».
2022-07-18-15-33-44-309.jpg
Полет к зеленым холмам
Трудно представить ландшафт любого из 4 посещенных нами парков без дикдиков — мелких антилоп, образующих пару на всю жизнь и ведущих территориальный образ жизни. Площадь участка пары в среднем чуть более 2 га.
Через несколько дней наш путь продолжился на самый юг Кении, к границе с Танзанией. Дорога на машине заняла бы почти сутки, и мы решили ускорить процесс внутренним перелетом. Всего пару часов, несколько промежуточных посадок на грунтовых аэродромах, где подсаживались и высаживались пассажиры, — и мы снижаемся над теми самыми зелеными холмами.
2022-07-13-19-10-53-273.jpg
Масаи-­Мара
Мы еще не приземлились в Масаи-­Мара, но уже сразу бросилось в глаза, насколько здесь зеленее. В своем сафари Э. Хемингуэй охотился за большим куду. В нашей поездке большой куду столь же неуловим, лишь в Западном Цаво удалось сделать фотографии малого куду (ареал у него, как и размер, меньше, чем у большого, и он отличается двумя белыми пятнами на шее). В отличие от известного писателя, нашей целью было увидеть не куду, а «великую миграцию». Мы расположились в кэмпе на берегу реки и на закате могли прямо из палатки наблюдать, как бегемоты выходят на противоположенный берег пастись. Как только мы отправлялись на ужин, из темноты материализовывался масай с дубинкой, в задачи которого входило сопроводить нас до столовой и в случае необходимости защитить от хищников. В нашем плане поездки в этот национальный парк было заложено 4 дня. Первые три прошли по одному сценарию: ранний выезд на близкое сафари, завтрак и долгий переезд к местам миграции. Многочасовое ожидание в окружении довольно большого количества машин с фотографами и туристами, ждущими, пойдут или нет сегодня звери через реку. Все это время нельзя даже выйти из машины (рядом периодически проходят хищники: львы, леопарды). Иногда это гнетущее ожидание прерывается радиопереговорами «родия — родия!» (от английского roger that — «вас понял», но на местный манер). Иногда после «родия — родия» все водители подрываются и, лихо подрезая друг друга, несутся за несколько километров, где кажется началось движение… однако нет: то ли испугавшись всех этих машин, то ли информация была неверной, но зебры и антилопы гну продолжают подходить к берегу, скапливаться и все же не предпринимают попыток форсировать реку, в которой их лениво ожидает огромный крокодил. Ближе к закату мы выдвигаемся обратно в наши палатки, надеясь, что следующий день будет удачнее.
2022-07-18-15-37-28-555.jpg
Наш лодж находился на возвышенности в самом центре парка, и за ужином открывался восхитительный вид на закат через гнезда ткачей, а спустя считанные минуты появлялась потрясающая панорама ночного неба, на котором можно было видеть созвездия как Северного, так и Южного полушарий
Наконец в очередной день, прибыв на Мару, мы увидели, что одна из групп уже перешла, а больше копытных поблизости и нет. Казалось, что и на этот раз ожидание будет бессмысленным, но в районе обеда переправа началась. Сезон был сухой, дождей мало, а потому уровень воды в реке был низкий, что сильно усложняло жизнь крокодилам. В отличие от фильмов о живой природе, все переходили чинно, не толкаясь, никто из животных не погиб и не утонул, а проплывающий мимо крокодил не проявлял особенного интереса, но сама картина переправы поражает своим масштабом и энергией.

заповедник