Космос, охота и рыбалка

Космос, охота и рыбалка

Как можно совмещать полеты в космос, авиацию и военную службу с любовью к природе, охотой и рыбалкой? На эти и другие вопросы отвечает гость журнала «ОХОТА», российский космонавт, Герой России, депутат Государственной Думы РФ полковник Вооруженных сил РФ Роман Юрьевич Романенко.

2.JPG

Экипаж «Союз ТМА-15»: Роберт Терск, Роман Романенко и Франк Де Винне

Откуда все началось? Как для вас оказались связаны военная служба, космос и охота?

Конечно, все началось в детстве, поскольку воспитывался я на наших патриотических фильмах о российских героях и вой­нах. Это сильно повлияло на меня: я полюбил оружие, полюбил военную форму. В то время у нас не было никаких гаджетов. Мы сами делали деревянные пистолеты и автоматы, бегали и играли в войнушку, большую часть времени проводя во дворе и на улице. Оттуда все и началось.

3.JPG

Но основное влияние на меня оказали мои близкие. Оба мои деда были офицерами, прошли всю войну: один — в авиации, а другой — в военно-морском флоте. Мой отец, Юрий Викторович Романенко, пошел по стопам своего отца и стал офицером. Мне же сам бог велел продолжить династию и стать военным, пройти этот интересный путь службы в армии. Изначально я очень интересовался военной техникой, особенно авиационной. Это и неудивительно, ведь отец был летчик, как и дед.

4.jpg

Международный объединенный экипаж МКС-20: экипажи Романа Романенко и Геннадия Падалки

Кто вас привел в охоту и помогал делать первые шаги?

При первом отряде космонавтов был организован охотколлектив № 100 МВОО ЦО МО РФ. Базировался он в Звездном городке, где в полувольном содержании жили фазаны, олени, где было множество разных мероприятий, проводимых Главохотой РСФСР. Особенно это нигде не афишировалось, но членами коллектива были многие известные летчики-космонавты, начиная от Ю. А. Гагарина, Г. С. Титова и многих других. Так что около 60 % всех летчиков-космонавтов были охотники и рыболовы. А. А. Леонов был первым председателем коллектива и долгое время его возглавлял. Мне повезло. Я, наверное, один из немногих представителей современного поколения космонавтов, кому довелось охотиться вместе с членами первого отряда космонавтов: с Алексеем Архиповичем Леоновым, с Андрияном Григорьевичем Николаевым. Они вместе с моим отцом периодически брали меня на охоту. Я тогда еще был школьником и учился в 6–7 классах, поэтому оружия мне никто не доверял, но я постоянно стоял на номере с отцом, помогал готовить еду и постепенно привыкал к охоте и охотничьему быту. В то время отряд космонавтов, как правило, охотился в выходные дни, выдвигаясь на автобусе в Смоленскую область на загонные охоты. И все мои первые охоты как помощника и «оруженосца», которому доверяли носить патронташ с патронами, происходили там. И я до сих пор продолжаю туда ездить на охоту.

5.jpg

Роман Романенко — третий потомственный космонавт в мире. 27 мая 2009 года в составе 20-й экспедиции в качестве командира корабля «Союз ТМА 15» совершил полет на МКС. 19 декабря 2012 второй раз полетел в космос в качестве командира корабля «Союз ТМА 07М». 19 апреля 2013 года совершил выход в открытый космос

Когда начали охотиться самостоятельно?

В 1980-м году у моего отца появилось очередное ружье, и оно мне очень понравилось. Это был бокфлинт 12 калибра ИЖ‑27, с какой-то гравировкой и надписью: «От земляков Оренбуржья». Мы с отцом выезжали вместе в тир и на стрельбище пострелять по мишеням и по тарелочкам из этого ружья. Стрелять по тарелкам у меня не очень получалось — ружье было тяжеловато.

6.jpg

В 1992 году, когда я окончил военное училище и стал лейтенантом, отец предложил подарить мне это ружье. Я удивился, поскольку только получил охотничий билет и считал себя начинающим охотником. Но отец сказал, что это надо сделать, чтобы пошел срок владения гладкоствольным оружием, что позволит через пять лет приобрести нарезное. В тот момент мне показалось, что это полная ерунда. Но такое решение сработало. Я стал полноправным членом космического охотколлектива, а затем и обладателем нарезного карабина. С этим подарком отца я до сих пор охочусь и не собираюсь с ним расставаться.

Каждого из нас привлекает в охоте что­-то свое. Для одного это возможность вырваться на природу, для другого — добыть красивый трофей. Что охота для вас?

В охоте, как, собственно, и в рыбаке, меня привлекает не просто процесс, а все, что с ней связано. Охотничий быт, костер, общение с друзьями, приготовление пищи (той же лосиной печени), песни под гитару, коллектив. Все то, что окружает охоту. Именно это когда-то подстегнуло меня к тому, чтобы заняться любительской охотой и увлекаться ей до сих пор.


К сожалению, не так часто, как другим, мне удается охотиться, но периодически я выезжаю на охоту по приглашению друзей или самостоятельно. Приходилось охотиться в разных местах России — от средней полосы до Амурской области. Охоты мне интересны самые разные, и я считаю, что животный мир нашей страны настолько разнообразен, а охоты столь многогранны, что можно и за всю жизнь не суметь побывать на них всех.

Вы упомянули, что увлекаетесь не только охотой, но и рыбалкой?

Надо сказать, что в детстве отец привил мне не только любовь к охоте, но и рыбалке. И конечно, большую часть своего детства я посвящал именно ей. Вместе с отцом мы объездили практически все водоемы Московской и Новгородской областей. Излазили в поисках рыбы огромное количество речек и озер. И эта детская любовь к ловле рыбы переросла во взрослое увлечение любительской рыбалкой и подводной охотой. До сих пор ежегодно я выезжаю в Астраханскую область. Неделю в году я должен «отнырять» и отохотиться под водой, потому что это доставляет наслаждение и чувство полноценности. Конечно, поначалу в рыбалке это была поплавочная удочка, но постепенно ее заменил спиннинг. Особенно когда в астраханской дельте на раскатах подмерзнешь после ныряния, то спиннинг — это отличный способ согреться. Иногда просто до мозолей на пальцах.

7.JPG

Рыбалка на реке Уда Амурской области

У каждого охотника и рыболова есть моменты, которые запомнились на всю жизнь. Наверное, и у вас были такие?

Однажды мы рыбачили с моими друзьями на одной из рек Амурской области, куда нас с вещами и палатками забрасывали вертолетом. Мы сплавлялись на лодках по течению и ловили рыбу, а через 10 дней нас забирал вертолет. Была такая рыболовная экспедиция, в которой мы ловили тайменя и ленка на спиннинг. Поскольку река была бурная, а мы рыбачили сплавом, то чередовались с товарищем: один кидал спиннинг, а второй сидел на веслах и следил за корягами, камнями и «топляками», торчащими из воды. Мы так увлеклись, что не заметили топляк, наскочили на него, и лодка перевернулась. Половина вещей и продуктов ушла под воду. И хотя я неплохо плаваю, но меня что-то неудержимо стало тянуть вниз. В какой-то момент мне даже показалось, что я не смогу выбраться, уже не было сил задерживать воздух, казалось, что сейчас вдохну воду и захлебнусь. Но в последний момент это «что-то» меня отпустило, я всплыл и долго восстанавливал дыхание. Когда же посмотрел на ноги, то обнаружил, что у меня нет охотничьих высоких сапог. Это именно они набрали воды и, как камень, тянули меня ко дну. Спасло меня то, что я не закрепил лямки сапог к поясному ремню, хотя всегда так делал. Благодаря этому каким-то чудом мне удалось в последний момент их сбросить и спастись.

Наверное, сыграла свою роль и ваша подготовка? Ведь не каждый смог бы не растеряться в подобной ситуации?

Подготовка сыграла свою роль. Ведь нас, космонавтов, отбирают и готовят к полету не один и не два года. С нами работают психологи, мы проводим определенные тренировки, вырабатывающие способность спокойно реагировать на внештатные, сложные, экстремальные ситуации. И в тот момент, когда уже казалось, что мне не хватит физической подготовки, чтобы спастись, космическая подготовка помогла не растеряться и выбраться.

8.png

Большую часть своего детства я посвящал рыбалке. Вместе с отцом мы объездили практически все водоемы Московской и Новгородской областей. Излазили в поисках рыбы огромное количество речек и озер. И эта детская любовь к ловле рыбы переросла во взрослое увлечение любительской рыбалкой и подводной охотой

Был и другой случай. Там же, на той реке, но на зимней рыбалке. С компанией друзей мы выехали на ГТС по замерзшему руслу реки, периодически останавливаясь, сверля лунки и отыскивая рыбу. Погода была солнечная, но морозная, и клевало плохо. Поэтому мы отъезжали все дальше и дальше от базы и не заметили, как ушли на 7 или 8 километров. Стоял март, поэтому местами лед уже был непрочный. В одном месте он не выдержал веса техники, и она провалилась одной гусеницей под лед. И хотя глубина оказалась небольшая, все наши попытки вытащить ее не увенчались успехом. Промокли мы довольно сильно, но, кроме того, с нами были двое мальчишек лет по 15–16. И поскольку они были местные и считали себя большими профессионалами, то вовсе поехали в кроссовках.


Среди нашей команды были люди старше меня и опытные местные амурчане, тем не менее мне пришлось вспомнить свои космические навыки по выживанию, взять командование на себя и дать команду двигаться в обратную сторону.

Наверное, самым простым решением было развести костер и дождаться помощи? Ведь когда-­нибудь вас хватились бы в лагере?

Не совсем так. Вокруг леса не было, а значит, костер развести не представлялось возможным. С собой у нас были карабин и собака, которая периодически куда-то убегала, но все время возвращалась. И когда начало смеркаться, мы приняли решение выдвигаться назад в сторону базы пешком, возвращаясь по своим следам, идущим по руслу реки. К сожалению, пошел очень сильный снег с ветром, и видимость была не больше полуметра. Вскоре наши следы замело, и мы могли двигаться вперед, только ориентируясь по изгибам русла. Шли мы, встав в колонну, друг за другом. Впереди прокладывал трассу тот, у кого были самые высокие сапоги. Когда он уставал, то его сменял другой, а он становился в конец колонны. Несмотря на то, что у нас был карабин, было немного страшно, поскольку где-то в пурге вокруг нас завывали волки. Мы постоянно останавливались и наблюдали, не потеряли ли мы замыкающего человека. У всех фонарей, как назло, довольно быстро сели батарейки. Спасал только мой небольшой брелок от ключей с фонариком, с помощью которого можно было хоть что-­то разглядеть.

И вам удалось без отдыха добраться до базы?

Нет. Так шли мы около 5 часов, но в какой-то момент дети начали плакать, поскольку ноги их совсем замерзли. И хотя некоторые готовы были идти дальше, я понял, что, скорее всего, мы замерзнем, не дойдя до лагеря. Мне вновь пришлось взять управление на себя, дать команду всем зайди в ближайший лесной массив, до которого мы к тому времени добрались. Одних — отправить рубить лапник, других — собирать хворост. Нашли сухую траву и определили, где северная сторона, а где южная. Развели костер, разместились и почти сразу отключились. Поначалу все боялись спать, чтобы не сгорела сохнущая у костра одежда. Но я объяснил, как определить правильное расстояние до огня с помощью вытянутой ладони (так, чтобы ей не было горячо), на котором можно оставить сохнуть вещи. И все заснули. Через два часа начался рассвет, мы проснулись, обсохли и продолжили свой путь. А через три часа уже добрались до базы.

Роман Юрьевич, спасибо большое за интересную беседу. Что бы вы хотели пожелать охотникам и рыболовам — нашим читателям?

Охота и рыболовство — это то, что объединяет нас, мужиков. Но не стоит забывать, что мы не только добытчики, но еще и защитники природы. И наш девиз «Сохраним и приумножим!», а не «Перебьем и уничтожим!». И от нас с вами зависит, сумеем ли мы сохранить для потомков те природные богатства, которые нас окружают. Давайте не забывать об этом и стараться бережно относиться к окружающему нас миру!

9.JPG
Журнал №6

Добавить комментарий:

Пустое поле
Пустое поле